Среда, 22.11.2017, 20:20



























































Меню сайта
Наш опрос
Ваше мнение о сайте
Всего ответов: 99
Главная » 2012 » Март » 24 » Ташкент-Москва: народ и дипломатия
Ташкент-Москва: народ и дипломатия
19:59

Думается, юбилейная дата - это повод подвести некоторые итоги не только для двух МИДов. Слишком широки и прочны связи между двумя народами, уходящие вглубь столетий.

Роспуск Советского Союза поставил перед новыми странами жгучие проблемы переходного периода от «развитого социализма» к «торжеству рынка и демократии». Многое пришлось делать на ходу, с колес. И без взаимной помощи было подчас не обойтись.

Так, именно официальный Ташкент был одним из инициаторов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в 1992-ом. В ту пору на узбекских границах уже стояли отряды моджахедов, свергнувших в Кабуле последнего просоветского правителя Наджибуллу. «Борцы за веру» бредили Самаркандом и Бухарой. А узбекская армия только становилась на ноги, не имея полноценного офицерского корпуса. И договор был подписан именно в узбекской столице, в знаменитом Дворце Дружбы народов.

Первые российские дипломаты появились в Ташкенте со скромной зарплатой, по-моему, даже в рублях. Никто не знал узбекского языка. Народ валил в дипмиссию, по привычке как в обком со всеми вопросами: деньги потерял, найти уехавшую в никуда жену, найденные на вокзале дети, прославленные ветераны требовали немедленно квартиру в Москве, на худой конец в Питере. Как все это выдержал первый посол России в Узбекистане Филипп Сидорский - знает только он сам…

Потом был мучительный выход из рублевой зоны. И вновь Россия пошла навстречу, предоставив на кредит в 700 миллионов долларов Узбекистану, где один за другим замирали заводы и фабрики, прежде работавшие на российском сырье и комплектующих, а в бюджете зияла огромная дыра.

И вот тут произошел первый слом нормальных отношений между двумя странами. Когда пришло время отдавать проценты по долгу, узбекский парламент «вдруг» увидел в этом «историческую несправедливость» и строго настрого «запретил» правительству во главе с Исламом Каримовым его возвращать.

С тех пор Москва больше никогда не кредитовала Ташкент. Российский закон в случае «некорректности» заемщика это запрещает. И этот «скелет в шкафу» до сих пор отравляет атмосферу между странами.

А из «солнечной» республики все сильнее дул, словно из горного ущелья, холодный ветер. Тут как-то разом забыли о восстановлении Ташкента, о построенных с первого колышка Навои, Гулистане, Ангрене, Алмалыке, Бекабаде, освоении Голодной и Каршинской степей, о страшных испытаниях Великой Отечественной. Оказалось, что все это произошло чуть ли не вопреки «русским колонизаторам».

Наконец, в 1999-ом Узбекистан приостановил свое членство в ОДКБ и устремился в приснопамятный ГУУАМ, где узбекский лидер оказался в одной компании с «горячими парнями» - Саакашвили и Ющенко. Еще раньше развалился Центральноазитский союз, где Москва и Ташкент были членами.

Понятно, дипломатам оставалось только делать хорошую мину, подбирая обтекаемые выражения. Впрочем, им тоже было не сладко. Один из российских послов за три года так и не был принят спикером нижней палаты узбекского парламента, несмотря на все просьбы.

С приходом к власти Владимира Путина отношения с Узбекистаном заметно начали улучшаться. Доверительная встреча Ислама Каримова с молодым российским лидером в родном Самарканде весной 2003 года открыла новые горизонты сотрудничества.

В Узбекистан пришли «Газпром» и «Лукойл», которые вложили в экономику республики реальные миллиарды долларов, разведывая и обустраивая месторождения, уже дающие приличные дивиденды обеим странам. Следом «подтянулись» и другие крупные компании, пытаясь восстановить наработанные десятилетиями связи.

Во многом благодаря этому прорыву сегодня Россия - главный торговый партнер Узбекистана: четверть всего товарооборота.

Тогда же произошло другое важное событие. Официальный Ташкент попросился в авторитетную и перспективную Шанхайскую организацию сотрудничества, хотя формально, по уставу ШОС, не имел на то право - у него не было общей границы с Китаем. Но Москва и здесь проявила добрую волю, замолвив слово перед «пекинскими товарищами».

В 2004-ом по инициативе Ислама Каримова в узбекской столице подписывается исторический договор о стратегическом партнерстве. Узбекский лидер заявляет, что готов идти с Владимиром Путиным в разведку.

А уже в мае 2005-го грянул андижанский мятеж исламских фанатиков, закончившийся большой кровью. Этим немедленно воспользовался Запад. США с хором «дружественных стран», стали требовать международного расследования «преступлений диктаторского режима». Под флагом ООН была организована эвакуация в Румынию под видом несчастных беженцев оставшихся на воле боевиков, которые перед этим с оружием в руках нападали на милицию, воинскую часть, публично без суда и следствия казнили чиновников. И тогда Узбекистан вполне мог получить свою Ливию или Югославию.

Москва оказалась верна духу и букве договора, показала себя надежным партнером в трудную минуту. Как член Совбеза, Россия четко и ясно дала понять «заинтересованным сторонам», что Узбекистан в обиду не даст.

Свои выводы сделал и Ташкент. Узбекистан вернулся в ОДКБ, вступил в ЕврАзЭС. В республику зачастили любимые артисты российской эстрады, кино, театра, ученые, бизнесмены. Помнится, только за 2005 год страну посетили несколько сот делегаций из России.

В ноябре 2005 года в Москве был подписан Договор о союзнических отношениях. Такого документа у России нет ни с одной бывшей советской республикой.

Тут нельзя не сказать добрых слов в адрес тогдашнего российского посла Фарита Мухаметшина. Он - единственным из всех российских дипломатов, кто удостоен узбекской награды - ордена Дружбы. Человек восточный, крепко подкованный в вопросах ислама, местных традиций, он был неутомим и предельно деловит, поднимая «провисшие» отношения между двумя странами. При нем российская община республики обрела второе дыхание, получила поддержку для развития своих институтов. Помнится, как торжественно, широко, с поздравлениями от Владимира Путина и Ислама Каримова отмечался 10-летний юбилей Русского культурного центра. Неслучайно в ту пору резко обмелел поток переселенцев в Россию. И во многом именно этот уникальный опыт впоследствии позволил Мухаметшину четыре года руководить Россотрудничеством.

Казалось, две страны нашли наконец-то общий язык и дальше будут идти рука об руку. Но 2008 год снова заставил дипломатов делать постные лица.

Сначала Ташкент предложил распустить Центральноазиатский экономический союз, который дублировал ЕврАзЭС. С ним согласились. Потом Узбекистан захотел, чтобы слились в единое целое ОДКБ и ЕврАзЭС. Но тут Ташкент понимания не нашел – слишком разные задачи у этих организаций.

В это время уже вплотную формировался Таможенный союз. Понятно, Узбекистан приглашали в него. Но он счел, что туда ему не надо, хотя до этого не уставал призывать в рамках СНГ к тесной экономической интеграции. А после обострения отношений с Таджикистаном и вовсе объявил о том, что приостанавливает свое членство в ЕвразЭС.

В сентябре в Ташкент срочно прилетел Владимир Путин, уже в ранге главы правительства. Но Ислам Каримов остался непоколебим. Больше того - был разорван многомиллионный контракт «Стройтрансгаза» в 175 млн. долларов с Мубарекским НПЗ, который спешно отдали швейцарскому «Зеромаксу», впоследствии обанкротившемуся.

Рухнул и другой проект, также оформленный правительственным соглашением «О сотрудничестве в области авиастроения и интеграции российского ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» и узбекского ГАО «ТАПОиЧ».

Олий маджлис (нижняя палата парламента) решительно воспротивился передаче ташкентского авиазавода под крыло российского партнера. И сегодня знаменитый «воздушный грузовик» ИЛ-76 уже собирают в Ульяновске.

Нового президента России Дмитрия Медведева узбекский лидер по традиции встречал в Самарканде в январе 2009-го. С ответным визитом Ислам Каримов прилетел в Москву в апреле 2010-го, была подписана Программа сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере на 2010 – 2012 годы. Но позднее выяснилось, что узбекская прокуратура еще в марте возбудила уголовное дело против российского журналиста Владимира Березовского по надуманным обвинениям в клевете и оскорблении «лица, которое не удалось установить». На ноты российского посольства в Ташкенте МИД Узбекистана демонстративно отмолчался, а дипломатов даже не пустили на суд.

В это время начались непонятные нападки на руководство Русского культурного центра Узбекистана. Его лидер сенатор Светлана Герасимова срочно покинула Ташкент, а делегацию из республики «не отпустили» на Конгресс соотечественников в Питере.

Следом разразилось другой скандал - военного пенсионера с Урала Юрия Корепанова, приехавшего к сыну в Ташкент, обвинили в «измене Родине». С узбекским послом в Москве Зияддуллой Пулатходжаевым встречались замминистра Григорий Карасин, тогдашний глава Совета Федерации Сергей Миронов. Но Ташкент по-прежнему не отвечал на дипломатические ноты и на 16 лет отправил в лагерь больного старика.

Неудивительно, что последняя встреча Ислама Каримова и Дмитрия Медведева летом прошлого года прошла в здании ташкентского аэропорта, в закрытом режиме. Двум президентам нечего было сказать прессе в этой ситуации…

Минувший год выдался относительно спокойным, без публичных эксцессов. Ташкент пошел навстречу в вопросах реорганизации ОДКБ, хотя и отказался участвовать в Силах быстрого реагирования. Не будет узбеков и на предстоящих антитеррористических учениях на Памире, что уже стало привычным.

Впрочем, проблем еще хватает.

Так, вот уже пять лет официальный Ташкент не дает согласия на открытие официального представительства Федеральной миграционной службы. Ее сотрудники, занятые оформлением переселенцев в Россию, ютятся в консульстве на птичьих правах в убогом помещении, какие обычно используются на рынках.

Нет согласия узбекского руководства и на консульства в Фергане и Самарканде, где проживают десятки тысяч российских граждан, которые мучаются, добираясь до Ташкента за каждой справкой. Хотя сам Ташкент открыл свое консульство в Новосибирске, воспользовавшись правительственным соглашением.

Практически свернуты контакты между парламентами. В первый и последний раз, если не изменяет память, узбекские слуги народа побывали в Госдуме на ее 100-летний юбилей. И все, как отрезало. Словно нет жгучих проблем миграции, признания дипломов об образовании, гуманитарных обменов, учебы тысяч и тысяч молодых узбеков в российских вузах, противодействия религиозному экстремизму, наркотрафику…

Чем объяснить проблемы в узбекско-российских отношениях? Судить трудно. Дело в том, что в Узбекистане есть только один политик, который внятно озвучивает шаги своей страны на международной арене. Однако Ислам Каримов предпочитает разговаривать с глазу на глаз с российскими лидерами за закрытыми дверьми, а в остальных случаях все сводит к глухим намекам, которые еще надо «расшифровывать».

Существуют разные точки зрения на «колебания» Узбекистана. Мнигие связывают это с лавированием Ташкента между великими державами, проявляющими пристальный интерес к региону.

Другие утверждают, что в Узбекистане крайне опасаются, что Москва, поняв, что потеряла при роспуске Союза, захочет «вернуть» Туркестан. Третьи считают, что Узбекистан сам намерен играть первую скрипку в Средней Азии, а потому не дает «разгуляться» прямым конкурентам.

Утешает одно. Народы двух стран, согласно букве Союзного договора, «опираясь на исторические традиции дружбы и добрососедства», мало заморачиваются из-за дипломатических игрищ. Они как ходили друг к другу в гости, так и ходят.

Сегодня, например, уже все билеты на самолеты и поезда в сторону России из всех узбекских регионов проданы на месяц вперед. И такая картина будет наблюдаться вплоть до декабря, когда с севера хлынет обратный поток.

Даже по официальным данным, ежегодно в Россию на заработки приезжает до двух миллионов узбекских гастарбайтеров, благодаря чему тысячи и тысячи семей на их родине живут достойно.

Немало узбеков выбрали Россию в качестве второй родины. Они составляют добрую треть участников программы добровольного переселения соотечественников. И нынче за то, чтобы вписаться в нее хотя бы на август, люди уже предлагают взятки…

Не порывает связей и творческая интеллигенция. Джаник Файзиев, Зиновий Ройзман, Тимур Бекмамбетов - эти имена выходцев из Узбекистана давно на слуху в России. И даже легендарный Малик Каюмов, последний фронтовой кинооператор, снимавший в 1941-ом вскрытие могилы Тамерлана в Самарканде, скончался в прошлом году в Москве, у дочери…

Таких примеров - великое множество. А потому, уверен, рано или поздно, под напором «народной дипломатии» выправится, придет в чувство и дипломатия «при бабочке».  

Специально для Столетия
К 20-летию установления дипломатических отношений между Россией и Узбекистаном
Кирилл Поздняков
20.03.2012



Просмотров: 211 | Добавил: dtillahodja | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь новостей
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017