Среда, 22.11.2017, 20:15



























































Меню сайта
Наш опрос
Ваше мнение о сайте
Всего ответов: 99
Главная » 2010 » Июль » 15 » HRW: Киргизия - пытки и произвольные аресты нагнетают напряженность
HRW: Киргизия - пытки и произвольные аресты нагнетают напряженность
05:28



Необходимо срочное развертывание международных полицейских сил и безотлагательное международное расследование

(Ош, 14 июля 2010 г.) – Власти Киргизии должны принять срочные меры по пресечению массовых пыток и произвольных задержаний узбеков, подозреваемых в причастности к июньским межнациональным столкновениям на юге страны, заявила Хьюман Райтс Вотч. Эти нарушения подрывают объективность расследования и нагнетают напряженность, угрожая дальнейшей дестабилизацией ситуации, отмечает международная правозащитная организация.

«Никто не оспаривает право и обязанность властей Киргизии расследовать обстоятельства июньских погромов и преследовать виновных в уголовном порядке, но это не должно сопровождаться нарушениями международных норм и внутреннего законодательства, - говорит Анна Нейстат – зам. директора Хьюман Райтс Вотч по чрезвычайным ситуациям, которая находится сейчас в Оше. – Принуждение к признанию с помощью пыток дискредитирует расследование и только раздувает пламя межнационального конфликта».

Наши сотрудники на юге республики получают многочисленные и заслуживающие доверия сообщения о произвольных арестах в узбекских махаллях в Ошской области и о случаях пыток и недозволенного обращения с задержанными. Хьюман Райтс Вотч документировала один факт смерти и десятки случаев травм в результате действий киргизских силовиков. Международная правозащитная организация призвала Бишкек немедленно прекратить недозволенное обращение и произвольные аресты и сконцентрироваться на развертывании в южных областях международных полицейских сил.

Мы располагаем информацией о недозволенном обращении, включая пытки, в более чем 30 эпизодах, связанных с расследованием июньских погромов. В шести случаях нашим сотрудникам удалось опросить недавно освобожденных задержанных. Эти люди рассказывают о жестоких побоях, причинении удушья и прижигании сигаретой. Мы также наблюдали следы травм на фотографиях и располагаем свидетельствами адвокатов, родственников и бывших задержанных, которые сами не пострадали, но подтверждают факты недозволенного обращения.

Адвокаты и родственники жалуются на постоянное давление со стороны властей, которые не допускают их к арестованным и под угрозой последствий запрещают предавать огласке факты издевательств.

Ранее мы уже документировали нарушения процессуальных прав и заявления о пытках в деле правозащитника Азимжана Аскарова, который до сих пор содержится под стражей в Базар-Кургане.

Хьюман Райтс Вотч обеспокоена признаками преобладания узбеков среди задержанных и предупреждает, что продолжение произвольных арестов и издевательств чревато дальнейшей дестабилизацией и без того напряженной ситуации на юге Киргизии. На прошлой неделе толпы узбеков несколько раз выходили на улицы, возмущенные произволом и новыми стычками с киргизами, и эти массовые выступления порой приводили к конфронтации с местными правоохранительными органами.

10 июля Генеральная прокуратура потребовала от правоохранительных органов неукоснительного соблюдения законности.

Хьюман Райтс Вотч самым настоятельным образом призывает власти страны и международное сообщество как можно скорее направить в регион международные полицейские силы, чтобы стабилизировать ситуацию, и начать международное расследование июньских событий.

16 - 17 июля в Алма-Ате должна пройти неформальная встреча министров иностранных дел всех стран – членов ОБСЕ.

«Первым вопросом министерской встречи должно быть срочное развертывание международных полицейских сил, - отмечает в связи с этим А.Нейстат. – Пока расследование июньского межнационального насилия сопровождается массовыми нарушениями прав человека, которых можно избежать, если международные полицейские будут помогать властям соблюдать законность при выполнении правоохранительных задач».

Президент переходного периода Роза Отунбаева некоторое время назад уже запросила у ОБСЕ международный полицейский контингент, но его развертывание откладывается из-за разногласий вокруг мандата миссии.

Серьезные проблемы с объективностью и методами национального расследования также подчеркивают актуальность скорейшего начала работы международной следственной миссии, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Основные выявленные факты

Незаконные задержания и пытки

Нами документирована практика арестов в Ошской области с нарушениями международных и национальных норм. Десятки свидетелей рассказывают о ежедневных «зачистках» в нескольких узбекских махаллях, которые проводятся вооруженными людьми в камуфляже, как правило – на гражданском автотранспорте. Очевидцы один за другим описывают, как силовики произвольно обыскивают дома, не предъявляя санкции, не представляясь и не объясняя причин.

В ходе таких спецопераций забирают обычно от одного до пяти мужчин, которых обещают допросить и отпустить, либо вообще без каких-либо объяснений. Нередко при этом силовики держат семью (преимущественно женщин и детей) под прицелом автоматов, угрожая пристрелить, если те будут препятствовать аресту, оскорбляют или силой отталкивают родственников. В большинстве случаев близким не сообщается, куда отвезут задержанных, в нескольких семьях нам говорили, что не могли выяснить это в течение нескольких часов или даже суток.

Как правило, забирают мужчин от 20 до 30 лет, хотя нами зафиксированы задержания пожилых родителей и других родственников подозреваемых – женщин (в одном случае - инвалида) и несовершеннолетних – вплоть до 14-летнего возраста.

Хьюман Райтс Вотч обеспокоена признаками «узбекского уклона» при проведении спецопераций. Статистику по национальному составу задержанных власти не раскрывают, утверждая лишь, что под стражей находятся как узбеки, так и киргизы. Однако в беседе с нами один из силовиков дал понять, что у него нет большого желания забирать киргизов, поскольку это, мол, может вызвать новые столкновения. В двух преимущественно киргизских районах представители милиции заявили нашим сотрудникам, что среди их задержанных киргизов нет.

Пятеро адвокатов (и узбеки, и киргизы) сообщили нашим сотрудникам, что после июньских погромов все их новые клиенты – узбеки. Двое людей, содержавшихся в начале июля в изоляторе ошского ГУВД, также утверждают, что задержанные в подавляющем большинстве были узбеками (один киргиз из 92 человек или двое киргизов из примерно 60 человек). Начальник одного из райотделов в Ошской области подтвердил, что среди его арестантов киргизов нет, сославшись на то, что погромщики-киргизы прибывали из других областей и, поэтому, их труднее установить и задержать. Другие представители силовых структур в интервью Хьюман Райтс Вотч также давали понять, что не склонны забирать киргизов, чтобы не спровоцировать новые столкновения.

В документированных нами случаях задержанных доставляли в ошские городское и областное управления внутренних дел, местные райотделы или в Государственную службу национальной безопасности (ГСНБ). В документированных случаях пыток или недозволенного обращения задержанных либо впоследствии освобождали, либо им предъявляли обвинение в организации или участии в массовых беспорядках, угоне автотранспорта или убийстве.

Опрошенные нами жертвы пыток или недозволенного обращения говорят, что их принуждали к признанию или к даче изобличающих показаний на третьих лиц. Практику получения показаний с помощью пыток или недозволенного обращения подтверждают и адвокаты, которые имеют доступ к задержанным. Мы также располагаем десятками сообщений о том, как сотрудники милиции вымогали у родственников крупные взятки за освобождение задержанных (от 100 до 10 тыс. долл. США).

Пятеро адвокатов заявили нами, что обвиняемым систематически отказывают в процессуальных правах, включая право на адвоката по выбору и на конфиденциальное общение с ним, в результате чего задержанные не могут доверительно пожаловаться адвокату на недозволенное обращение, вымогательство и другие нарушения. Адвокаты также говорят, что им постоянно отказывают в назначении медицинского освидетельствования в предполагаемых случаях недозволенного обращения.

Информация о пытках или недозволенном обращении с задержанными полученная нами непосредственно от пострадавших, их адвокатов или родственников, которые видели их в изоляторе, касается свыше 30 эпизодов. Однако это, вероятно, отражает лишь незначительный процент таких случаев. По меньшей мере двое бывших задержанных, несколько дней содержавшихся в изоляторе временного содержания ошского ГУВД, рассказывали, как десятки человек подвергались жестоким побоям на допросе, в коридоре и во внутреннем дворе. Многие пострадавшие и их родственники слишком напуганы, чтобы вообще о чем-то рассказывать.

Как представляется, чаще всего к задержанным применяются продолжительные жестокие побои резиновой дубинкой, прикладом, кулаками или ногами. Острота причиняемой при этом боли позволяет квалифицировать такие побои как пытку. Двое бывших задержанных говорили, что их душили противогазом, один – что ему прижигали кожу сигаретой.

В подавляющем большинстве случаев пытки имели место в первые 48 часов после задержания, когда арестованный находился в милицейском изоляторе.

Отдельные случаи
Смерть от пыток Хайрулло Аманбаева

11 июля 20-летний Хайрулло Аманбаев умер в больнице от травм, полученных в ошском ГУВД. По словам родственников, его забрали утром 30 июня. На следующий день знакомый милиционер сообщил семье, что Хайрулло выпал из кона второго этажа и его увезли в больницу. Там медсестра шепнула семье, что двое милиционеров привезли Хайрулло в бессознательном состоянии. Ему понадобилась срочная операция в связи с внутричерепным кровоизлиянием, однако врачи отказались назвать родственникам причину травмы.

Рассказывает один из членов семьи, видевший Хайрулло сразу после операции:

У него лицо все синее было, в синяках. И на плечах тоже – как от приклада. Ноги – багровые, черные почти, распухли, как если бы его за ноги подвешивали. А переломов никаких не было – как так может быть, если он правда из окна выпал?

Родственники говорят, что поначалу боялись жаловаться, потому что пока Аманбаев был в коме, назначенный милицией адвокат и замначальника ГУВД предупредили их: «Мы его вытащим, если будете язык за зубами держать, а начнете болтать – пеняйте на себя». За день до смерти Хайрулло семья подала заявление в ошскую городскую прокуратуру. Там нам сообщили, что намерены возбудить по данному факту уголовное дело.
Пытки Махамаджана (настоящее имя не разглашается)

8 июля мы беседовали с 30-летним Махамаджаном, который только что вышел из одного из райотделов в Ошской области. Он рассказал, как утром того же дня его забрали на улице около 15 милиционеров и доставили в райотдел, где пятеро оперативников допрашивали его до вечера:

Хотели, чтобы я в убийстве сознался. Я отказался, тогда стали требовать, чтобы я сказал, что знаю, кто убил. Связали мне ноги веревкой, подвесили вниз головой и стали по голове и по туловищу бить. Потом еще палкой резиновой по пяткам. Где-то с час это продолжалось. Из нашей махалли еще троих привезли: я слышал, как один кричал, когда его били, и двух других видел, тоже побитых сильно.

По словам Махамаджана, его отпустили только благодаря вмешательству родственника, который работает в местной администрации.

Мы зафиксировали у Махамаджана травмы головы, спины, рук, ног и ступней.

Пытки Акрама (настоящее имя не разглашается)

2 июля около 20 сотрудников милицейского СОБРа ворвались в дом 50-летнего Акрама. Держа женщин и детей под прицелом автоматов, они обыскали дом, ничего не нашли, но, тем не менее, забрали хозяина с собой и доставили его в ошское ГУВД. Там Акрама стали допрашивать по поводу убийства милиционера-киргиза, свидетелем которого он якобы был:

Там были следователи из ГУВД и из СНБ тоже. Взяли меня в наручники, подвесили за руки. Сначала противогаз натянули и воздух стали перекрывать. Когда я вырубался – обливали водой и – по новой. Потом лицом к стенке поставили и стали кулаками по почкам бить – я до сих пор спать не могу от боли в почках и в печени, в туалет сходить больно. Еще палкой по пяткам били – так сильно, что у меня кровь из носа и из ушей шла.

У них на меня ничего не было, хотели меня в тот же день отпустить, а потом адвокат пришел, они разозлились, вытолкали его, а меня в камеру в подвал отправили [в ИВС].

В подвале охрана пьяная и следователи нас били … человек 60 в 13 камерах – все в крови и в синяках.

Как-то комиссия из правозащитников приходила, кто-то пожаловался на обращение такое. Я не стал, и, как оказалось, правильно сделал. Буквально каждого, кто пожаловался, в ту же ночь опять отделали.

По словам Акрама, его отпустили на третий день благодаря вмешательству родственника со связями. На момент интервью 11 июля у него были видны синяки в области глаз и подсохшие рубцы на ногах. Живот и поясница были обвязаны. Он говорил, что хочет правосудия за свои мучения, но слишком боится за себя и родственников, чтобы обращаться с официальным заявлением.

Запугивание и давление на адвокатов

Опрошенные нами адвокаты рассказывали, как в нескольких случаях их не допускали к подзащитному, угрожали и оскорбляли за то, что они защищают узбеков. По меньшей мере в двух случаях имели место угрозы собрать родственников пострадавших киргизов для расправы с ними. Нами документировано, что по меньшей мере пятеро адвокатов подвергались притеснениям со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Один из адвокатов рассказывала нам, как ее выкинули из карасуйского РОВД, когда она попыталась встретиться с подзащитным. По ее словам, замначальника РОВД кричал на нее: «Наших братьев убивали, а ты этих преступников защищаешь! Нам не о чем говорить!»

По словам другого адвоката, 9 июля во время встречи с подзащитным в ГУВД следователь сказал ей, что на улице ее поджидают три женщины-киргизки и что ей лучше уходить, потому что милиция не ручается за ее безопасность. Адвокат возмутилась, но один из коллег подтвердил наличие группы людей у здания, и ей пришлось уходить через запасной выход.

10 июля аналогичный случай имел место в карасуйском РОВД, куда адвокат пришла, чтобы представлять клиента на судебном слушании. В присутствии сопровождавшего ее сотрудника Хьюман Райтс Вотч следователь посоветовал адвокату уходить, сказав, что не может ручаться за поведение родственников потерпевшего у здания суда.

Запугивание и нападения на родственников задержанных

Несколько родственников задержанных узбеков рассказывали нам, как сотрудники милиции – непосредственно или через назначенного адвоката – предупреждали их о нежелательности брать своего адвоката и обсуждать с кем-либо обращение с задержанным в милиции, угрожая в противном случае задержанием или даже убийством других членов семьи, либо другими последствиями.

Родственники, которые пытались получить свидание с задержанными или передать им еду, также подвергались нападкам со стороны киргизов. 10 июля в Оше мы документировали избиение по меньшей мере трех узбекских женщин, которые принесли передачи сыновьям в ИВС ГУВД и в городской СИЗО, расположенный через дорогу. Одна из них рассказывает:

Как только мы с мужем вышли из машины у СИЗО, на нас набросились пять киргизок с криками, что мы их мужчин убили, стали меня бить по лицу, по спине, куда придется. Сумку у меня выхватили, вся еда, которую я сыну принесла, - на землю. Я пыталась как-то мужа защитить, он пожилой уже, за два дня до этого операцию перенес, так что мне больше всего досталось. Кругом стояла большая толпа киргизов и милиция с оружием – смотрели.

По словам этой женщины, они постарались уйти оттуда как можно быстрее. На момент интервью час спустя у нее был виден синяк под левым глазом, левая щека распухла.

Пострадавшие и свидетели, которые сообщили об этом инциденте Хьюман Райтс Вотч, утверждали, что киргизы избили и не пропустили в СИЗО около десяти узбекских семей, в то время как охрана изолятора и десятки вооруженных милиционеров спокойно наблюдали за происходящим.

Когда мы подняли вопрос о нападениях на родственников на встрече с начальником ошского ГУВД и убедили одного из пострадавших написать заявление в прокуратуру, начальник ГУВД 11 июля пообещал обеспечить вооруженную охрану родственникам, которые приходят в СИЗО. На следующий день мужу упоминавшейся выше женщины была действительно выделена охрана, и он смог спокойно попасть в СИЗО. Хьюман Райтс Вотч приветствует такую практику, но настоятельно призывает милицию Оша обеспечить комплексное решение вопроса о безопасности родственников задержанных и порядок в районе самого ГУВД.

Реагирование властей

Мы ставили вопросы как о произвольных арестах и пытках задержанных, так и о притеснениях адвокатов и родственников перед заместителем генерального прокурора, который курирует расследование июньских событий, начальником ошского ГУВД и его заместителем по оперативной работе, а также перед городским прокурором Оша и его заместителем, начальником карасуйского РОВД и прокурором Карасуйского района.

Милицейские руководители ссылались на трудности с расследованием июньских событий и отрицали использование своими сотрудниками незаконных методов следствия. Однако один из них признал, что не может контролировать каждый допрос, поскольку «лично там не присутствует», а другой заметил: «А что вы хотите? Чтобы подозреваемый сам сознался? Никто не придет и не скажет, что я, мол, человека убил».

В органах прокуратуры утверждали, что их сотрудники регулярно бывают в изоляторе, но пока поступила только одна жалоба на недозволенное обращение. Там признают, что задержанные могут боятся жаловаться на следствие, но говорят, что могут реагировать только на конкретные обращения. В соответствии с международными нормами, в частности - ратифицированными Киргизией Международным пактом о гражданских и политических правах и Конвенцией ООН против пыток, власти обязаны проводить эффективное расследование по любому случаю, когда имеются разумные основания предполагать факт пыток. При этом власти должны действовать по собственной инициативе, как только вопрос окажется в поле их зрения, не дожидаясь подачи официальной жалобы. В противном случае будет иметь место нарушение обязательств государства.

10 июля Генеральная прокуратура издала приказ о мерах по обеспечению законности при проведении спецопераций, оперативных мероприятий и следственных действий, которым, среди прочего, сотрудникам правоохранительных органов предписано немедленно сообщать генеральному прокурору о любых нарушениях и ставить вопрос об ответственности соответствующих должностных лиц.

Хьюман Райтс Вотч приветствует такой шаг, но отмечает, что намерена продолжить мониторинг того, насколько указания Генеральной прокуратуры выполняются силовыми структурами на юге страны. Международная правозащитная организация также призвала власти публично осудить практику пыток и недозволенного обращения с задержанными и привлекать виновных к ответственности вне зависимости от наличия официальной жалобы по тому или иному факту.

Все материалы по Киргизии: http://www.hrw.org/ru/europecentral-asia/kyrgyzstan

За дополнительной информацией обращаться:

В Оше: Анна Нейстат +996-555-515-345; +1-917-362-6981

Оле Солванг +996-779-079-800; +1 646 434 8058 (русск.)

В Гамбурге: Андреа Берг +49-163-760-9963 (русск.)

В Нью-Йорке: Вероника Сзенте Голдстон +1-212-216-1271; +1-917-582-1271
Dr. Andrea Berg
Central Asia Researcher
Europe and Central Asia Division
Human Rights Watch
Cell phone +49-163-7609963

Просмотров: 261 | Добавил: dtillahodja | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
пора бамбить все организации а так много чего можем пропустить и потерять

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь новостей
«  Июль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017