Вторник, 24.10.2017, 08:12



























































Меню сайта
Наш опрос
Ваше мнение о сайте
Всего ответов: 99
Главная » 2007 » Май » 28 » Доклад Amnesty International 2007
Доклад Amnesty International 2007
00:25

Переход на главную страницу доклада 2007

РЕСПУБЛИКА УЗБЕКИСТАН

Глава государства: Ислам Каримов

Глава правительства: Шавкат Мирзияев

Смертная казнь: сохраняется

Римский статут Международного уголовного суда: подписан

Власти по-прежнему отказывались удовлетворить требования о проведении независимого международного расследования по факту убийства сотен невооруженных людей в мае 2005 г. в городе Андижане. Ужесточались ограничения на свободу слова и доступ к информации. Правозащитники и местные независимые журналисты по-прежнему подвергались запугиваниям и преследованию; их лишали свободы на основании обвинений в уголовных преступлениях, которые, по всей видимости, были сфабрикованы. Сообщалось, что ко многим из них применяли пытки и жестокое обращение во время содержания под стражей. Десятки лиц приговорили к длительным срокам лишения свободы за предполагаемое участие в андижанских событиях, в том числе нескольких известных правозащитников. Большинство приговоров было вынесено по итогам закрытых или тайных судебных процессов. Подозреваемых в принадлежности к запрещенным исламским течениям, насильно возвращенных в Узбекистан из других стран, содержали под стражей без права сообщения с внешним миром. Некоторых из них приговорили к длительным срокам лишения свободы по итогам несправедливых судебных разбирательств.
Краткая справка

В марте Всемирный банк заявил о решении временно прекратить предоставление новых займов Узбекистану. Президент Ислам Каримов обвинил банк в участии в «бессовестной информационной войне», развязанной против Узбекистана.

В марте власти распорядились, чтобы Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) покинуло территорию страны в течение четырех недель. В апреле УВКБ подчинилось требованию, выразив серьезную озабоченность по поводу судьбы примерно двух тысяч беженцев из Афганистана, которым оно оказывало помощь.

В преддверии годовщины майских событий 2005 г. в Андижане, когда сотрудники органов правопорядка убили сотни в основном мирных демонстрантов, открыв по ним беспорядочную стрельбу, власти приняли все меры к тому, чтобы гражданам была доступна только официальная версия событий. Они по-прежнему отказывались разрешить независимое международное расследование произошедшего в Андижане. Тем не менее во второй половине года правительство, по-видимому, обратило внимание на ряд вопросов, вызывающих озабоченность Европейского Союза (ЕС), в ходе двусторонних переговоров. В ноябре ЕС пересмотрел запреты на выдачу виз и поставку вооружений в страну, наложенные в 2005 г., и продлил их соответственно на шесть и 12 месяцев. Он возобновил двусторонние встречи с Узбекистаном в рамках Договора о партнерстве и сотрудничестве, а в декабре провел экспертное совещание по поводу андижанских убийств. В октябре президент Каримов публично признал, что несостоятельность городских и областных властей, возможно, сыграла определенную роль в трагических событиях в Андижане. Он снял с должности губернатора Андижанской области за неспособность пресечь волнения в областном центре.

В 2006 г. усилилось давление на международные СМИ и неправительственные организации (НПО). Несколько организаций, большей частью базирующихся в США или финансируемых ими, лишились аккредитации и были вынуждены прекратить деятельность на территории Узбекистана.

В ноябре Узбекистан выразил протест в связи с решением Госдепартамента США внести страну в список «вызывающих особую озабоченность» из-за нарушения свободы вероисповедания.

На сентябрьском заседании в порядке конфиденциальной процедуры Совет ООН по правам человека пересмотрел ситуацию в Узбекистане и принял решение продолжить мониторинг. Вместе с тем Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за то, чтобы не принимать резолюцию по Узбекистану. В ответ на озабоченность ООН в связи с серьезными нарушениями прав человека, высказанную в августе, узбекские власти отрицали факты грубых систематических нарушений прав человека. Они отвергли заявления Специального докладчика ООН по пыткам о систематическом применении пыток, а также сообщения о том, что Международному комитету Красного Креста (МККК) было отказано в посещении мест лишения свободы. В ноябре МККК заявил, что его представителей в течение двух лет не допускают в места содержания под стражей и что переговоры с властями о возобновлении посещений проходят трудно.
Правозащитники

Положение правозащитников продолжало ухудшаться. В сентябре шестеро из 11 правозащитников не смогли присутствовать на встрече в посольстве ФРГ в Ташкенте по причине запугиваний, помещения под домашний арест или задержания правоохранительными органами. В ноябре задержали и поместили под домашний арест правозащитников обоего пола, которые устроили демонстрацию перед Министерством иностранных дел, призывая власти к установлению диалога.

В августе руководителю независимого Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ) Толибу Якубову и его заместителю Абдужалилу Бойматову пришлось уехать из страны из-за многократных угроз в свой адрес. В августе на Бахтиора Хамроева, возглавлявшего джизакское областное отделение ОПЧУ, напала группа из примерно двадцати женщин. Они ворвались в квартиру Хамроева, называли его предателем и избили. В это время у него в гостях были два британских дипломата. Тем не менее сотрудники милиции вмешались только тогда, когда хозяина квартиры ударили по голове. По имеющимся сведениям, в местной больнице Хамроеву отказали в медицинской помощи. Сообщалось, что в августе

21-летнего сына Хамроева задержали по сфабрикованным обвинениям в хулиганстве. В сентябре по итогам несправедливого судебного разбирательства его приговорили к трем годам лишения свободы.

В январе ташкентский суд приговорил Саиджахона Зайнабитдинова, председателя андижанской независимой правозащитной группы «Апелляция», к семи годам лишения свободы по итогам закрытого судебного процесса. Полученные в декабре сообщения указывали на то, что он содержался в ташкентской тюрьме без права связи с внешним миром.

В январе андижанского правозащитника Дилмурода Мухиддинова приговорили к пяти годам лишения свободы за хранение копии заявления о событиях в Андижане, опубликованного светской оппозиционной партией «Бирлик».

В марте ташкентский суд приговорил Мутабар Таджибаеву, председателя правозащитной организации «Клуб пламенных сердец» и основательницу национального движения «Гражданское общество», к восьми годам лишения свободы. В мае Таджибаевой отказали в обжаловании приговора. Правозащитница отбывает наказание в женской колонии города Ташкента. В июле женщину на 10 дней перевели в психиатрическое отделение тюрьмы, как утверждалось, в наказание за открытые высказывания. В августе одна из адвокатов отказалась представлять интересы Таджибаевой из-за многократных угроз в свой адрес и адрес родных. Родственники и адвокаты Таджибаевой утверждали, что им мешали встречаться с заключенной и что ее неоднократно помещали в карцер сроком до 10 дней. Кроме того, они сообщали об ухудшении состояния ее здоровья.

В апреле в городе Гулистане произвольному задержанию подверглись два представителя ОПЧУ из Сырдарьинской области - Азам Фармонов и Алишер Караматов. Они отстаивали права крестьян, обвинявших местные власти в вымогательстве и коррупции. Фармонова и Караматова доставили в СИЗО города Хаваста. Не менее недели задержанные провели без права сообщения с внешним миром. Они утверждали, что в это время к ним применяли пытки, в том числе подвергали удушью и били по ногам и пяткам дубинками. В июне Фармонова и Караматова приговорили к 9 годам лишения свободы за вымогательство по итогам судебного процесса, на котором их интересы никто не представлял.
Ограничения свободы слова

Новые правила, принятые в конце февраля, запрещают гражданам Узбекистана, за исключением аккредитованных журналистов, работать или сотрудничать с иностранными СМИ. Иностранные журналисты могут лишиться аккредитации, если власти сочтут их репортажи «вмешательством во внутренние дела страны». В марте Министерство иностранных дел отозвало аккредитацию местного корреспондента немецкой радиостанции «Дойче велле» за то, что тот якобы сделал ложный репортаж об аварии автобуса с человеческими жертвами в Бухарской области.

В сентябре в произвольном порядке задержали независимого журналиста Улугбека Хайдарова. Его арестовали на автобусной остановке в Джизаке и предъявили обвинения в вымогательстве. Сообщалось, что рядом с ним прошла какая-то женщина, которая подбросила в карман журналиста 400 долларов США. Хайдаров тут же бросил деньги на землю, однако в этот момент появились сотрудники правоохранительных органов и задержали его. В октябре его приговорили к 6 годам лишения свободы по итогам несправедливого судебного разбирательства. В ноябре журналиста освободили, удовлетворив апелляционную жалобу. За два дня до задержания Хайдарова в Джизаке «исчез» его коллега - журналист Джамшид Каримов, который перед этим навещал свою мать в больнице. Родственники Каримова полагают, что насильственное «исчезновение» журналиста связано с его профессиональной деятельностью. В октябре появились сведения, что Каримова принудительно поместили в психиатрическую больницу. Местные власти продолжали отрицать, что им известно о его местонахождении. Власти запугивали родных Каримова и отключили им телефон, после того как те сообщили международным организациям об «исчезновении» журналиста. Ранее Каримов и Хайдаров высказывали опасения за свою безопасность и намеревались покинуть страну.

8 сентября известного певца и композитора Дадахона Хасанова приговорили к трем годам лишения свободы условно за написание и исполнение песни, посвященной событиям в Андижане. Процесс, объявленный открытым для общественности, на деле проходил за закрытыми дверями. Ранее в этом же году двух человек, слушавших песни Хасанова, приговорили к длительным срокам лишения свободы за хранение материалов подрывного характера.
Принудительная высылка лиц, подозреваемых в терроризме

Власти по-прежнему добивались экстрадиции из сопредельных государств, а также из России и Украины предполагаемых сторонников запрещенных исламских партий и движений, таких, как «Хизб-ут-Тахрир» и «Акрамия». Большинство принудительно высланных в Узбекистан лиц содержались под стражей без права сообщения с внешним миром. Правительства Российской Федерации, Украины, Казахстана и Кыргызстана оказывали Узбекистану содействие в этом вопросе, по-видимому, во имя безопасности в регионе и «войны с терроризмом», нарушая свои обязательства в рамках международного права в области прав человека и положений права о беженцах, которые запрещают высылать лиц в страны, где им могут грозить серьезные нарушения прав человека.

В сентябре в Ташкенте имама Рухиддина Фахруддинова (религиозного наставника) приговорили к 17 годам лишения свободы по итогам закрытого судебного процесса. Фахруддинова в принудительном порядке вернули из Казахстана в ноябре 2005 г., и вплоть до марта 2006 г. он находился под стражей без права сообщения с внешним миром.

В августе Генеральная прокуратура Российской Федерации приостановила экстрадицию 13 граждан Узбекистана, задержанных в городе Иваново, до рассмотрения их жалоб Европейским Судом по правам человека.

В середине июля в Узбекистан из США вернулась группа из 12 человек, бежавших из страны после событий в Андижане. В августе на родину вернулись беженцы из Андижана (41 человек), которых УВКБ эвакуировало сначала в Румынию, а затем в США. Насколько известно, третья группа беженцев, поселившаяся в американском штате Айдахо, также намеревалась вернуться в страну, однако до конца года не возвратилась. В августе и сентябре при загадочных обстоятельствах умерли два беженца, переселившиеся в Айдахо. По имеющимся сведениям, некоторых беженцев вынудили вернуться в Узбекистан, где за ними велось пристальное наблюдение. Кроме того, им надлежало регулярно являться в местные правоохранительные органы. По состоянию на конец года ни УВКБ, ни другие организации и дипломаты не получили разрешения встретиться с ними. В ноябре поступили сообщения о задержании двух вернувшихся на родину лиц.
Произвольные задержания и несправедливые судебные процессы

Продолжались произвольные задержания и несправедливые судебные процессы по делам подозреваемых участников запрещенных исламских организаций. Во многих случаях поступали заслуживающие доверия заявления о применении к ним пыток и жестокого обращения.

В 2006 г. только в Ташкенте и Ташкентской области состоялись десятки судебных процессов с участием нескольких соответчиков. Не менее 257 мужчин и женщин приговорили к длительным срокам лишения свободы по обвинениям в причастности к андижанским событиям, причем подавляющее большинство было осуждено по итогам закрытых или тайных судебных разбирательств. Несколько тысяч лиц, осужденных за участие в запрещенных исламских организациях, по-прежнему отбывали длительные сроки лишения свободы в условиях, равносильных жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.

В марте суд города Ташкента приговорил Санжара Умарова, руководителя светской политической оппозиционной коалиции «Солнечный Узбекистан», к десяти с половиной годам лишения свободы по обвинениям в мошенничестве, хищении, отмывании денег и уклонении от уплаты налогов. Умарова задержали в октябре 2005 г. по возвращении из поездки в США. Он заявил, что дело против него сфабриковали конкуренты, тогда как сторонники по коалиции утверждали, что обвинения носят политический характер. Наблюдатели от правозащитных организаций, присутствовавшие на суде, заявили, что обвинению не удалось доказать вину подсудимого. В апреле ташкентский апелляционный суд сократил приговор Умарова на три года. На слушании по обжалованию было заметно, что состояние его здоровья ухудшилось. В мае его перевели в колонию в Бухаре и в июне поместили в карцер на 16 дней. Родственники и адвокаты Умарова жаловались, что не могут посещать заключенного и что его по-прежнему содержат в карцере. Умаров направил кассационную жалобу в Верховный суд.

В мае освободили координатора «Солнечного Узбекистана» Нодиру Хидоятову. Апелляционный суд смягчил ее приговор, заменив десять лет лишения свободы на семь лет условно. Насколько известно, друзья и родственники Хидоятовой заплатили сто двадцать миллионов сом (примерно 100 000 долларов США) в качестве компенсации Узбекистану, чтобы гарантировать ее освобождение. Приговор Хидоятовой вынесли 1 марта по обвинению в уклонении от налогов, хищении и участии в преступной группировке.
Смертная казнь

Несмотря на президентский указ от августа 2005 г., отменяющий смертную казнь с января 2008 г., власти не приняли никаких мер к введению моратория на вынесение смертных приговоров и их исполнение. Правительство утверждало, что за последние два года смертные приговоры в Узбекистане не выносились. Тем не менее, по данным НПО, суды вынесли не менее восьми смертных приговоров.

В марте в ташкентской тюрьме скончался Алексей Бурячек. Он был приговорен к высшей мере наказания и умер от туберкулеза. Его смерть послужила поводом для опасений в связи с состоянием здоровья других заключенных-смертников и персонала тюрьмы. Например, у Искандера Худайберганова туберкулез обнаружили еще в 2004 г. По имеющимся сведениям, он не получает необходимого лечения.

Просмотров: 626 | Добавил: VladiKush | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь новостей
«  Май 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017